Вчерашний день — уже история
Подпишитесь на наc
vk facebook tweeter ya_zen

Шарлай Роман Иванович — советский врач-терапевт, принимавший участие в Великой Отечественной войне. Коллеги говорили о нем, как об умнейшем и опытнейшем терапевте. К мнению Шарлая всегда прислушивались, и не было случая, чтобы когда-нибудь кто-то игнорировал его советы и рекомендации.

Родился Роман Иванович Шарлай 1 (13) октября 1898 года в Полтавской губернии в семье крестьянина. В 1922 году он поступает в Харьковский медицинский институт, который успешно заканчивает в 1927 году. После окончания института Шарлай работает 2 года ординатором кафедры рентгенологии Харьковского медицинского института. В 1930 году Роман Иванович переводится в пропедевтическую терапевтическую клинику, где сначала он занимает должность ординатора, а затем ассистента.

В 1940 году Шарлая призвали в армию. В действующей армии он был не только консультантом-терапевтом, но и организатором терапевтической помощи раненым в хирургических госпиталях. Он всегда был чем-то занят, независимо от того, вела армия активные боевые действия или нет. В затишье к Шарлаю обращались за советом и помощью офицеры штаба, пожилые солдаты из тыловых учреждений. А во время активных боевых действий Роман Иванович сутками не выходил из госпитального отделения, помогая молодым врачам выхаживать тяжелораненых, распознавать осложнения, проводить необходимое лечение.

С 1940 по 1942 года Шарлай преподавал на курсах для военных врачей. Он был опытным педагогом и учил молодых врачей общению с пациентами:

"Общее правило таково. Чем тяжелее и опаснее заболевание, тем большая осторожность должна быть проявлена в беседе с больным. В ряде случаев врач может даже погрешить против истины и не сказать всей правды. "Откровенность до цинизма, до жестокости, — считал наш известный хирург В. А. Оппель, — не может способствовать мобилизации сил больного, чтобы преодолеть недуг." Но значит ли это, что врач всегда должен скрывать от больного истину? Нет, не значит. В разговоре с больным о серьезности предстоящей операции нельзя умышленно преуменьшать опасность из боязни, что он откажется от нее. Серьезный доверительный разговор по поводу любого хирургического вмешательства не пугает больного и не уменьшает его доверия к врачу."

В 1942 года его направили на фронт в действующую армию. Там Шарлай возглавил терапевтическую службу 28-й армии. С этой армией он прошел победный путь от Сталинграда до Берлина. За время войны он был награжден 3 орденами и медалями.

Авторитет Шарлая был настолько высок, что все всегда шли ему навстречу. Так, например, именно Роман Иванович поспособствовал принятию решения о применении бычьей крови при лечении тяжелораненых и больных, страдающих дистрофией и авитаминозом.

После окончания Великой Отечественной войны Шарлай был назначен главным терапевтом Белорусского Особого военного округа, а затем директором Харьковского медицинского института. Когда Роман Иванович возглавил институт, учебное заведение находилось в плачевном состоянии. Терапевт не хотел занимать эту должность, так как не любил специфику данной работы, но в итоге его уговорили. За 2 года от разрухи не осталось и следа. Вошли в строй новые здания, в том числе морфологический корпус, были отремонтированы кафедры и студенческие общежития. На этой должности он находится до 1949 года. С 1948 по 1953 года Роман Иванович возглавляет кафедру пропедевтики внутренних болезней, а с 1953 по 1960 — кафедру госпитальной терапии Харьковского медицинского института.

Несмотря на послевоенные трудности, ученые института вели исследования в разных областях медицины. Роман Иванович продолжал заниматься исследованием патогенеза язвенной болезни. В итоге В 1948 году он защитил докторскую диссертацию на тему "Нейрогуморальные факторы патогенеза язвенной болезни".

Роман Иванович Шарлай обладал особым талантом обучения. У своих учеников он воспитывал критическое мышление и считал, что педагог должен учить студентов учиться. Он развивал у своих подопечных творческие способности, вспоминая высказывание Конфуция:

"Учение без размышления вредно, размышление без учения опасно."

На лекции Шарлай умело объяснял сложнейшие заболевания. Он подробно собирал факты анамнеза, проводимые исследования и наблюдения за больным, а затем старался связать их общей идеей, найти ведущую причину болезненных расстройств и объяснить происходящее на основании общебиологических законов развития болезни.

30 января 1960 (1970 по другим источникам) года Шарлай трагически погибает в автокатастрофе по пути к больному.

К сожалению, в настоящее время память о Романе Ивановиче утрачивается. В интернете практически нет информации об этом терапевте. Даже в статье о Харьковском медицинском университете отсутствует фамилия первого послевоенного директора института. Но мы, руководствуясь принципом "Никто не забыт, ничто не забыто", собрали всю имеющуюся информацию из книг, дабы память об этом человеке осталась на века.