Пояс для русского человека

С глубочайшей древности на Руси пояс составлял непременную составляющую как мужской, так и женской одежды, занимал существенное место в духовной и хозяйственной сферах жизни славян. Само слово пояс считается общеславянским. В древнерусском костюме он применялся не столько для поддержки верхней части костюма — поясная одежка держалась не фактически на поясах, а на вздетых шнурах — чашниках, столько для того, чтобы сберечь тепло. Русский пояс в это время и в последующие периоды истории считался социальным символом, часто давал регалию конкретной должности. Простонародье подпоясывалось обычным ременным поясом, люди побогаче имели на поясах медные бляхи и стальные пряжки различных форм. Высочайшие должностные лица, военачальники, большие феодалы, князья носили драгоценные пояса, нередко увенчанные золотом и усыпанные каменьями. В данном плане показательно, к примеру, что Никоновская летопись в повествовании о междоусобной борьбе меж сыновьями Всеволода III Юрием и Константином в 1216 г. упоминает "Добрыню Рязанича Златого пояса". Жители других стран именовали членов новгородского Совета господ — высшего магистрата данной феодальной республики — "золотыми поясами". В духовных грамотах великих князей и царей дорогие пояса часто упоминаются в качестве наследуемых фамильных драгоценностей. Сыновья великих князей, наследуя уделы, совместно с ними получали и драгоценности, среди которых непременно были золотые пояса. Сообразно свидетельствам современников, у Ивана Калиты было 10 драгоценных поясов, у Дмитрия Донского — 8. Из-за драгоценного пояса князя Василия Косого в 1433 г. разгорелась феодальная война.

 К поясу — ременному или золотому — традиционно привешивались различного рода необходимые вещи: нож в ножнах, ложка в футляре, латунный либо роговой гребень, так как во времена древние и раздробленности Руси карманов на одежде не было не только в женском, но и в мужском костюмах. На русские пояса непременно навешивались сумки — поясная сумочка, заменявшие карман — калиты и мошна.

Большие матерчатые кушаки ярких цветов стали незаменимым приспособлением мужской одежды начиная с XIV века, вследствие, как считает Е.В.Киреева, ордынского влияния. В домонгольскую эпоху рубаху навыпуск подпоясывали только узким ременным поясом. Рядовые горожане поверх кафтана подпоясывались кумачовыми либо бумажными кушаками, состоятельные имели кушаки из наиболее драгоценных, часто привозных материй с особо увенчанными концами, которые свисали впереди вниз. В XVIII - XIX веках большие цветные кушаки бытовали главным образом в одежде простонародья. 

Пояс для русского человека

Наравне с ними в постоянном быту были ременные пояса различной ширины и цветов, однако в отсутствии металлических блях. Кожаные пояса носили, как правило, представители сильного пола. Бытовали также пояса из лыка. Более обширно были распространены в XIX веке плетеные и тканевые пояса из шерсти и других ниток. Узенькие тканые пояса служили главным образом для подпоясывания рубахи, широкими же (кушак, опояска) подпоясывали верхнюю одежду.

Широкие и длинные пояса, длиной до 3-4 метров, несколько раз обертывавшиеся вокруг талии, наиболее характерны для украинского и южнорусского костюма. В старину в качестве праздничных поясов, особенно среди казачества, обширно бытовали шелковые кушаки турецкого и персидского изготовления, которые казаки в бесчисленных количествах доставали в боевых походах. В конце XVIII века в Белоруссии появилось производство шелковых, так называемых, слуцких поясов, которые не уступали по качеству и красе поясам восточной работы. Но, большей частью пояса ткали сами крестьянки. Праздничные пояса орнаментировались, концы их украшались кистями, которые свешивались до колен и ниже. В XVIII веке курильщики стали вешать на пояс огниво, кисет с табаком и трубку. Девушки и женщины часто укрепляли на поясе сшитый из ткани кармашек — лакомку (лакомник) для сладостей либо карманы для денег.
Существовало 2 метода подвязывания пояса: очень высоко перед грудью и невысоко перед животом ("под брюхо"). Крайний метод был наиболее распространен, так как он давал возможность сделать большую пазуху, куда можно было что-то положить.
Пояс для русского человекаПояс был предметом престижным и вообще охранительным. Сообразно старинным представлениям, сохранившимся до первой четверти XX века, бродить без него было "греховно", как и в отсутствии креста. Считалось особенно большим грехом быть без пояса на молитве, а еще обедать и спать неподпоясанным. Многие по обычаю снимали его лишь в бане.  Пояс считался талисманом, непрерывно защищающим человека от нечистой силы, в особенности от лешего и домового. Необходимость постоянного ношения пояса отчетливо просматривается в древней русской загадке: 

"Днем как обруч, ночью как уж; кто отгадает, будет мой муж? (Пояс)"

Пояс в обрядах и свадьбе


Пояс играл огромную роль в традиционных народных обрядах восточных славян. Эта сфера функционирования пояса тщательно изучена Г.С. Масловой. У северно - русских девушек бытовало такое гаданье. Растянув пояс во всю длину на земле, девушки трижды кланялись ему, приговаривая:

"Пояс, ты мой пояс! Покажи ты моего суженного, пояс!"

После этого девушка клала пояс под подушку и во сне должна была узреть собственного будущего жениха. Через пояс в Егориев день вешний (23 апреля по старому стилю) выгоняли скот на пастбище опосля зимнего стойлового содержания. Перед отправлением к венцу белорусская невеста вешала пояса в тех местах либо над теми вещами, от каких ждала благоденствия. Хотят хлебного довольства, вешала пояс в амбаре, скота — в хлеву, имущества — над сундуком.
Пояс для русского человекаПояс давался каждому ребенку при крещении, однако одевался по обычаям одних мест через 40 дней опосля рождения, по традициям остальных - на годины. Эти пояса именовали - пеленишник, так как по началу он служил для пеленания малыша в пеленочку и таковым образом играл роль удерживающего элемента. По мере взросления, он же становился для малыша первым поясом. Распоясать человека значило обесчестить его. Красный пояс, подаренный супругой супругу, оберегал его от злого ока, от наговора и от чужих жен. Особо украшенные пояса были обязательны для жениха и невесты. Повязанные через плечо пояса служили отметкой свадебных чинов. Пояс нередко прикреплялся к дуге свадебной повозки, им нередко невеста одаривала участников свадьбы. У белорусов невеста на запойных опоясывала жениха, на вторых запойных — свата и, кроме того, поясом обертывали бутылка либо бочонок с вином. После свадьбы невеста одаривала пояском за услуги тех, кто наливал воду в рукомойник, кто зажигал лучину, кто приносил яичницу, кто готовил постель и т. д.
В селах Рязанской губернии, когда свадебный поезд был готов к отъезду, дружки возвращались в избу специально за кушаком, чем подчеркивалось особое значение данного предмета одежды. Удары поясом на свадьбах сопровождались пожеланиями удачи, способствовали таковой. В Псковской губернии при отправлении свата к невесте его ударяли пояском, говоря при этом:

"Не я бью, удача бьет"

Пояс бросали на свадебный рушник, на котором стояли в церкви брачующиеся. Мама жениха благословляла молодых с хлебом и пояском. Связывание жениха и невесты поясом либо кушаком имело обширное распространение у восточнославянских народов. В Касимовском уезде Рязанской губернии, связав жениха и невесту кушаком, стукали их головами, чтобы жили "ладно да гладко". При этом кушак с себя снимал крестный отец невесты, а потом повязывал его себе через плечо. В Тамбовской губернии существовал обычай обводить молодую жену вокруг стола, при этом дружка снимал кушак с жениха и связывал его с невестой, что являлось символом неразрывной взаимосвязи грядущей супружеской пары. В Островском уезде Псковской губернии человек, наделенный, по представлениям окружающих, особенной колдовской силой, за конец пояса отводил невесту совместно с подружками в баню. Там он подавал конец пояса невесте и вел ее за полок, остальным же концом пояса он перевязывал невесте правую руку, ногу и грудь, приговаривая при этом:

"Ноги к ногам, руки к рукам, к грудине грудину".

Делалось это для того, чтобы супруг с супругой в будущем шли рука об руку, нога в ногу, не расходились и любили друг друга. Антропоморфная роль пояса проявлялась и в следующем обычае, зафиксированном в первой половине XIX века. Совместно с поясом жених повязывал себе суровую нитку с сорока узлами и творил богородичную молитву. Узел, как известно, имеет охранительное значение. Одновременно эти узлы имели отношение к представлениям о деторождении. Считалось, будто сколько узлов на поясе, столько будет и сыновей у молодой.
Дарение девичьего пояса было связано с представлениями, относившимися к пожеланию детей. В доме родителей на колени молодой сажали мальчугана, она целовала его и дарила "девичий пояс".
В Калужской губернии старухи-знахарки носили пояса с "громовыми стрелами", то есть, с белемнитами, которые находили окрест местные крестьяне. Стрелы эти, по местным представлениям, имели магическую силу.
В Курской и Харьковской губерниях новорождённый малыша традиционно в течение первых сорока дней не подпоясывали. Только после истечения 6 недель крестная мама приносила ему в подарок поясок, рубаху и крестик. В Московской губернии крестная подпоясывала малыша, когда ему исполнялся год, поставив его предварительно к печному столбу и приговаривая при этом:

"Будь здоров и толстой как печной столб".

По народным представлениям погибшего мужчину обязательно следовало подпоясать.

Мужской пояс


Пояс для русского человекаПояс, по традиционным представлениям, повышал силу мужчины. Англичанин Коллинз, посетивший Московию в 1659-1666 годах, подмечал, будто по взглядам русских пояс, надетый на одежду, дает человеку физические силы. В связи с этим обращает на себя внимание широко употребляемое и сегодня в разговорной речи и в языке художественной литературы старинное русское поговорка "заткнуть за пояс", что значит значительно превзойти кого-либо в чем-либо. Абсолютные соответствия данному фразеологизму имеются в украинском языке — "заткнуты за пояс (пасок)" и в бело русском — "затыкать за пояс". Полагают, будто первоначально это выражение значило превосходство в физической силе и ловкости. Напомним, что у восточнославянских народов достаточно обширно бытовал особый вид традиционных спортивных состязаний — "борьба на поясах", где огромную роль играла именно физическая сила. Возможно, рассматриваемый фразеологизм употреблялся в форме похвальбы перед боевыми схватками и в подобного рода традиционных мужских соперничествах — в кулачных поединках, борьбе, палочных поединках и т. п.