Вчерашний день — уже история
Подпишитесь на наc
vk facebook tweeter ya_zen

Ксения Ивановна Чуркина — операционная сестра, прошедшая всю Великую Отечественную войну. В действе её отдали на воспитание в монастырь, где она прошла курсы сестёр милосердия. После революции Чуркина была репрессирована за свои религиозные взгляды и отсидела несколько лет. После освобождения Ксения Ивановна вернулась в Москву.

В конце 30-х годов Чуркина устроилась в факультетскую клинику, где работал хирург В.В. Кованов. Коллеги с уважением отзывались о её работе:

"Больные не чувствовали её рук. Она так ловко снимала повязку и перевязывала рану, что никто и поморщиться не успевал."

Забота о больных


Черты лица у Ксении Ивановны были суровые. Улыбалась она только тогда, когда надо было утешить ребёнка. Но при всё этом операционная сестра проявляла огромную чуткость и заботливость по отношению к страдающим людям. По одному только движению больного она понимала, что требуется сделать: поправить постель, дать глоток воды или протереть язык. Если вдруг Ксения Ивановна замечала у больного повязку, пропитанную свежей кровью, информация сразу же доводилась до дежурного врача, а больной моментально доставлялся в перевязочную. И для больных, и для врачей она была незаменимым человеком.

Забота о больных

Обучение молодых медицинских сестер


 Не забывала Чуркина и учить молодых медицинских сестёр. Она прививала им любовь к своей профессии, чувство ответственности за жизнь и здоровье людей. Одной из её учениц была Маруся Левицкая, которая в итоге стала помогать в проведении операций Н.Н. Бурденко.

Ксения Чуркина во время войны


К началу Великой Отечественной войны Ксении Ивановне было почти 60 лет, поэтому в армию её не брали. К счастью, В.В. Кованов взял её с собой. Сначала они были в Ярославле в сортировочном госпитале, потом в Казани в эвакогоспитале.

В 1942 году Чуркина и Кованов были отправлены в город Камышин, под Сталинградом. Там в свёрнутом состоянии находился госпиталь 5-й ударной армии. Ксения Ивановна все дни перед наступлением с утра до глубокой ночи обучала медицинских сестёр. В.В. Кованов вспоминает:

"Девушки, уже окончившие перед этим школы медицинских сестёр, слушали её как зачарованные."

Главное внимание Чуркина уделяла выработке технических навыков — умению быстро и ловко подавать инструменты и перевязочный материал, сноровисто делать перевязки и накладывать шины. Ксения Ивановна учила переливать кровь, вводить в вену лекарства, безболезненно делать уколы и т.д. Получив такую подготовку, медицинские сёстры могли свободно работать во всех подразделениях.

Несмотря на большую загруженность, Ксения Ивановна не забывала перекреститься перед операцией, помолиться на ночь. С иконой она не расставалась. Это, в свою очередь, вызывало неудовольствие и нарекания комиссара госпиталя. Однако этим всё и ограничивалось.

Чуркина считала, что хорошее настроение — один из факторов выздоровления. Поэтому она инициировала регулярное проведение концертов художественной самодеятельности. Медицинские сёстры пели, читали стихи, плясали под звуки баяна. В.В. Кованов вспоминает:

"Надо было видеть, как расцветали улыбки на лицах бойцов, как живо блестели их глаза, как благодарны были они девушкам и их старшей операционной сестре за доставленную радость."

Войну Ксения Ивановна кончила в Берлине вместе с войсками 5-й ударной армии. После войны она устроилась в хирургический кабинет при поликлинике Метростроя. Вскоре она ушла на пенсию. В 1969 году В.В. Кованов приехал к Чуркиной по её просьбе. Оказалось, что Ксения Ивановна была больна. Обследование выявило у операционной сестры рак груди на поздней стадии. Ничего уже сделать было нельзя. В.В. Кованов рассказывает, что видя его подавленное состояние, Чуркина поведала ему интересную историю, чтобы рассеять плохое настроение. Именно этой историей мы и закончим наш рассказ о Ксении Ивановне Чуркиной — операционной сестре, обладающей мужеством, стойкостью и жизнелюбием:

"Дело было год назад. По утрам ходила я за продуктами. Магазин расположен напротив моего дома, и , чтобы не делать крюк, сил уже не хватало, часто переходила улицу напрямик. Молодой сержант милиции каждый раз останавливал меня на середине улицы свистком, важно, не торопясь подходил и долго учил, как переходить улицу. А сам франтовато выпячивал грудь со сверкающими значками отличника строевой подготовки. Сделав мне соответствующее внушение, милиционер милостиво разрешал "в последний раз" перейти улицу в неположенном месте. Так продолжалось довольно долго. Но вот как-то вынула я из комода свою старую гимнастёрку, выгладила её, прицепила к ней ордена и медали. И, надев портупею, направилась, как всегда, в магазин прямиком через дорогу. Сержант, увидев меня, обомлел и, щелкнув каблуком, отдал честь, замерев по стойке "смирно". Когда я поравнялась с ним, он восторженно воскликнул: "Да вы, бабуля, оказывается, настоящий герой! Ходите так всегда в магазин!" И правда, когда я после этого направлялась в магазин, сержант поднимал кверху свой жезл и останавливал транспорт, пока я переходила улицу."


При написании статьи использовались материалы книги Владимира Кованова "Солдаты Бессмертия".